Полтава,  «Фрэнтик»,  169 особая авиабаза и Ульяновск

               Ульяновск

Имя города на Волге зазвучало, причем  вкупе со словами «военная база», «США», «оккупируют».   Наши граждане начинают волноваться. Политические партии левого толка   попытались организовать  претесные движения.  О чем идет речь? О предоставлении в городе Ульяновске перевалочного пункта по доставке военных, продовольственных и др. грузов из Европы и Афганистан. Только и всего. В интересах прежде всего России. Даже ярые антиамериканисты типа Дм. Рагозина отмалчиваются.    Общество USA&Siberia  приводит пример существования в истории  единственное базы США на территории СССР, которая принесла немало пользы стране и спасла бы жизни еще большего количества русских солдат, если бы не подозрительность и  волчья нелюдимость И. Сталина

                  Полтава,  «Фрэнтик»,  169 особая авиабаза

Что за названия? О чем они говорят современнику?  С  какими действиями или временами ассоциируются эти слова? С первым названием  многие свяжут Викторию Петра 1 над  шведским королем Карлом XII.

С  битвой между русскими и шведами под г. Полтава.

С именем Петра I  и Александра Менщикова.

С Карлом XIIи предательством Мазепы.

 О  «Френтике» и 169 особой авиабазе почти ничего неизвестно.   А между тем,  рядовой город на Украине Полтава, а вместе с ним и «Френтик», и   авиабаза, во время Второй Мировой войны, сыграли нерядовую роль и могли бы сыграть еще большую, если бы не…  О чем  и пойдет речь.

 Идея сквозных полетов

Ситуация во время Второй Мировой войны  к концу 1943г. сложилась следующим образом. США в Европе  нарастили  серьезные воздушные силы. 

В Европе их базы находились в Италии и Англии и успешно проводили бомбардировочные операции по уязвимым местам противника. Американцы    нащупывали наиболее слабое звено  гитлеровской  Германии и  били по нему. Таким звеном вначале послужили  подшипниковые заводы. Известно, что без подшипника не  поедет ни один автомобиль, не  взлетит ни один самолет, не поплывут пароходы, не произведет прицельного выстрела артиллерия.  Затем авиация союзников  принялась выводить из строя  нефтеперерабатывающие предприятия. Благодаря американским бомбардировкам производство авиабензина в  странах фашистского блока упало до 10 тыс. т, тогда как минимальная месячная потребность ВВС фашистской Германии составляла 160 тыс. т.  Немецкие самолеты нередко бездействовали, а летчики разводили руками: "Помочь не можем. Баки пусты".  Естественно,  армия Вермахта  теряла способность к сопротивлению.  Авиационные удары по наиболее значимым фашистским объектам спасали жизни союзническим и советским войскам.

В то же время не все   важные заводы третьего рейха находились в пределах радиуса действия стартовавших из Англии и Италии  бомбардировщиков. Объекты, которые располагались на востоке Германии и в ряде оккупированных стран и союзников Гитлера  (Венгрии, Болгарии, Румынии), продолжали функционировать и давать военную продукцию. Сложности у наших  союзников возникали главным образом из-за того, что у истребителей сопровождения был гораздо меньший радиус действия, чем у бомбардировщиков. Поэтому американские "летающие крепости" (В-17) опасались долетать до далеких   объектов в восточной части Германии, а также на территории её сателлитов. Бомбардировщики без истребителей лакомая  добыча немецких асов. Командование  объединенных сил союзников «ломало» головы над  решением данной задачи.   Тогда то   и родилась идея авиационных  сквозных полетов - из Англии и Италии в СССР с попутным нанесением бомбовых ударов по военным объектам противника. Дозаправившись, подремонтировавшись, отдохнув  на советской территории и загрузившись бомбами, эскадра должна была повторить  маршрут в обратном направлении.

На карте  нанесен почти равнобедренный треугольник в основании которого обозначены  авиабазы в Италии и Англии, а вершина обозначает пункт назначения, находящийся на территории СССР, точнее Украины.

От идеи, какой бы она хорошей не была, до ее воплощения дистанция иногда непреодолимого расстояния. Идея "сквозных полетов" содержала технические и политические трудности.

«Слабинка» И. Сталина

 Главная трудность   состояла  в том, что Главнокомандующий  Красной армии И. Сталин напрочь отметал все инициативы совместного взаимодействия. Так он поступил в 1941 году, когда американцы предложили своими силами оборудовать аэродромы в Сибири и на Дальнем Востоке  для перегонки самолетов по ленд-лизу из США в СССР, и даже когда они же   проявили инициативу   перегонять собственными силами самолеты  минимум до Байкала. Администрация президента отказывалась верить. Красная Армия потерпела катастрофу, немцы  на пороге Москвы, Ленинград блокирован, на фронте не хватает взрывчатых веществ, порохов, танков, самолетов и другой военной техники, а русские не то что бы просили помощи, а, наоборот,   отказывались. Пытались найти причины, обосновать аргументами, но не могли. Не возможно докопаться до истинных мыслей наших вождей и сейчас.  Более того в критические дни битвы за Кавказ от 9 и 12 октября 1942 г., когда ситуация сложилась еще  трагичнее (немцы захватили Крым, прорвались на Кавказ, дошли до Волги, окружили   и  заставили сдаться некоторые армии, на их сторону перешел воевать Кубанский казачий корпус и др.)   чем  год назад Ф. Рузвельт    написал Сталину: «Я вполне готов направить соединения с американскими пилотами и экипажами. Я думаю, что они должны действовать в составе соединений под командованием своих американских начальников, но каждая группа в отношении тактических целей находилась бы, конечно, под общим русским командованием...". 

 

  Мне думается приписывая последние строки, Рузвельт   подвергал себя страшному риску, он знал как мы  бросали дивизии на пулеметы, как не жалели «солдатской кровинушки», как  расстреливали  бойцов за потерю пушки, автомобиля, мотоцикла, винтовки.   Предполагаю, приписывал  слова президент « под общим русским командованием»  дрогнувшей рукой ибо на карту ставил в очередной раз свою судьбу. Американский народ не простил бы больших потерь. Потрясающе, но и на этот раз владыка Советов ответил отказом.    Длительные   переговоры велись и по поводу предоставления ВВС США баз на советском Дальнем Востоке для организации "челночных" ударов по Японии. Со свойственным им размахом американцы планировали участие в этих операциях до 1000 четырехмоторных бомбардировщиков, причем часть необходимых грузов они успели завезти в Комсомольск.  СССР получал значительное облегчение в войне. Однако,  переговоры или медленно, волокитились и, наконец,  заглохли совсем.  

 

  Ф. Рузвельт так же терялся в догадках, что скрывалась за непроницаемым лицом  восточного владыки, какие  думы  тот  прятал и почему отказывался от столь необходимой  дружественной помощи и  по каким причинам он отметает напрочь инициативы,  способствующие спасению жизней сотен тысяч своих  солдат и офицеров? Разумеется русские люди ни  о чем этом не знали.

 Разум подсказывал - советский «вождь»  ни при каких обстоятельствах одобрит идею сквозных полетов  1943 года, когда положение СССР не в пример благоприятнее. Однако, американский президент не сложил руки, характера и выдержки у него не занимать. Свою просьбу (или предложение)  все же донес до И. Сталина. Вопреки всем ожиданиям   получил положительный ответ. Почему Сталин дал согласие?    Правильный ответ пока  «белое пятно», но мы ищем и уверен найдем правильный ответ.

 

             

 Можно предположить о том,  что настойчивость и терпимость Рузвельта, сыграла здесь  не последнюю роль. Глушить и отметать все без исключения инициативы стало неудобно даже для Сталина и он дал «слабинку».    Внутренне же  вождь был против здравого сотрудничества, так как  при первой же представившейся возможности постарался зарубить проект. И как только  к концу 1943 года  согласие вождя было получено,   операция получила название "Френтик" (Frantic) или сквозного удара. Далее предстояло преодолеть технические трудности, которые  американцы щелкали, как орешки.

Американская деловитость и русское гостеприимство

Территория СССР огромна. Однако подходящее место трудно подыскать. Не позволяли грунт, отсутствие инфраструктуры, удаленность от линии фронта. Единственным  удовлетворяющим  почти все требованиям местом оказалась Полтава.   Город   находился на равном расстоянии от Англии и Италии, в   пригороде  размещался  военный аэродром стратегической авиации с твердым покрытием, которое легче приспособить под тяжелые бомбардировщики. Рядом  в гг. Миргород и Пирятин располагались небольшие аэродромы.

 Американцы действовали расторопно и деловито, удивляя  советских людей предприимчивостью. 14 апреля 1944 г.   в пункт назначения уже прибыла первая группа американских офицеров из 46 человек. При их деятельном участии личный состав 169-й АБОН приступил к работе. Трудились все: от генерала до рядового. Готовили ВПП, аэродромное оборудование, складские, ремонтные и жилые помещения, госпитали и т.д. Все это было разрушено немцами при отступлении. А  из  Ливерпуля!

(Англия, а не США) уже двигался  специальный конвой,   с грузом: авиационного бензина (наш не годился), масел, запчастей к самолетам, бомбами и боеприпасами, металлическими плиты для ВПП, стройматериалами, автомобилями, медицинскими  принадлежностями, продуктами питания и массой другого нужного в военном деле оборудования.    Американские бомбардировщики      нуждались в огромных по тем временам ВПП обязательно с твердым покрытием, в мощном радиотехническом оборудовании, включая системы инструментальной посадки, в комплексе сооружений для технического обслуживания и ремонта, наконец, на них необходимо было обеспечить достойные условия для отдыха летных экипажей. Надо отметить чисто американский размах этого мероприятия: планировалось, что в день на такую базу могли бы приземляться до 360 "Летающих крепостей"! Требуемые размеры стоянок, объемы бензохранилищ, количество авиабомб на складах просто не умещались в воображении советских специалистов. С такими объемами они не встречались. А подъездные пути? А ПВО? А рабочая сила?   Но размышлять, удивляться  приходилось на ходу, так как из Ирана  на всех парах мчался первый эшелон с постоянным американским составом авиабазы (390 человек).

 Зараженные активностью, драйвом, хозяева решили не  ударить в "грязь лицом".  Быстренько организовали специальную авиачасть -169-ю авиабазу,    в состав которой вошли подразделения аэродромного обслуживания, технические, инженерные, автомобильные и др. специальные формирования,   назначили опытных и толковых руководителей.  В  самом городе открыли Американский клуб, где показывали американские фильмы, специальную библиотеку с американской литературой и даже место для отправления религиозных обрядов. 

 

  Советские и американские военнослужащие жили и работали в одинаковых условиях, ели одну и ту же пищу, (читая воспоминания очевидцев, здесь мы усомнились в искренности.  Наши борщи, кисели, компоты не  могли сразу же понравится   янки, а их бик маки, сосиски,  кофе для  голодных русских желудков очень даже подходили),  вместе отдыхали,   работа кипела.

 Прилетевший в Советский Союз   генерал-лейтенант А.Эйкер (Eaker) в беседе с Молотовым 5 июня дал такую оценку проведенной работе: "Подготовленные в СССР базы значительно лучше средних баз, имеющихся у американцев в Италии. И эти базы были подготовлены быстрее, чем это обычно делают американцы".

Для дальнейшего понятия хода событий, отметим значительную деталь -воздушное прикрытие полтавского аэродромного узла входило в задачу подразделений Красной Армии.

Стройные, раскрепощенные и состоятельные  американцы не могли не понравится русским девушкам,   романов много и было бы еще больше.  Но и Смерш не дремал…

Поведение наших людей  обусловили два  фактора. Исторический и политический.   Русские  люди  со времен древней  Руси не соприкасались тесно с иностранцами. У нас выработалось предубеждение – другой язык, другой цвет кожи, иная вера – опасность! А уж  чужой человек, да еще на нашей территории –опасность вдвойне. Американцы были  теми людьми  незнакомого, чужого племени. 

Описана масса случаев, когда советские, запуганные люди, плевали на  "рашен облик морале". Например, смершовцы  спокойно, среди ночи ворвались в  комнату к девушке и нашли спрятанного в куче тряпья американца.  Или другую  нашу девушку из инженерного батальона едва не увезли в Америку. Потянулись друг к другу сердца, и американец взял русскую к себе на борт бомбардировщика. Но кто-то доложил об этом контрразведчикам, и  беднягу   больше никто не видел.

 Подобные примеры в изобилии помещала наша печать в последние 10 лет. Впрочем,  Смерш выполнял  политическую волю –всеми  средствами  уменьшить  «разлагающее» влияние американцев  на русских. Постоянно твердилось – не верьте американцам. Это они с виду такие улыбчивые и открытые. На самом деле притворяются,   чтобы завоевать доверие русских, а затем добиться от них выделения аэродромов для американской стратегической авиации на Дальнем Востоке, а главное,  спят и  видят во сне как они завладеют нашей Бакинской нефтью.  Знакомые слухи, не правда ли. Зачем в то время американцам нужна была нефть? Куда они ее бы девали? Как вывозили? Кому продавали? Глупости.       Тайна о распространителях  слухов,   местах их изготовления для знающих людей, конечно, шита белыми нитками.  Присутствовало еще и четвертое обстоятельство, неосязаемое, невидимое, но мощное – это торможение в небесах. По  разным каналам кремлевские чины знали  об истинном отношении  «хозяина» к проекту и, соответственно, выстраивали линию поведения с  командирами  169- авиадивизии,  реагировали на их просьбы, успехи и неудачи. Контразведка, Смерш, ведомство Берии и партийные органы вносили свою лепту.

 

Американцы  «разлагали» русских солдат, а те с удовольствием   забывали   наставления политработников

И, несмотря на все  трудности,    совместный труд сплачивал людей лучше любой лекции о  ценностях любви и дружбы и  представлял  прекрасное  лекарство  против идеологической пропаганды, направленной на создание образа врага. Очевидцы отмечают о том, что между советскими и американскими людьми с первых дней сложились отношения доброго сотрудничества и даже искренней дружбы.

Дай закурить, а то у меня табачку нет

                По иному и быть не могло. Встречались два мира, две системы, два менталитета.

Что русскому хорошо, то немцу смерть

Вылетам армад самолетов присваивали порядковые  номера «Френтик -1», «Френтик –2» …«Френтик-7».

«Френтик I» самая успешная.  Большая группа самолетов взлетела с аэродромов Италии и Великобритании, успешно отбомбилась и приземлилась…  на советские аэродромы. К первой встрече готовились. Прибыл посол США, военные чины из Кремля, корреспонденты….       Торжества    и подготовка к обратному пути заняли  четыре дня.   На полете домой  союзники, нанесли   ощутимые удары по врагу, уже выполняя   задание только советского командования.

21 июня началась операция "Фрэнтик II". «Небольшая группа» в числе 2500!   самолетов взлетает для самого мощного в истории налета на  фашистские военные объекты. Такого  Европа еще не видела. Поднять в небо немцам или русским более 100 машин уже  событие. В первом, самом массовом ( и неудачном) налете на Москву, гитлеровцы сосредоточили армаду из 200 самолетов.  А  американцы и англичане  сумели поставить на «крыло» тысячи.  Все небо заполняли «Летающие крепости»,  «Лайтнинги», "Мустанги", «Харрикейны»,   гул тысяч моторов  воспроизводил дьявольский  вселенский рев, а  огромные «птицы»  появлялись и появлялись из-за горизонта  и казалось конца им не будет, а если добавить  свист и взрывы бомб. Конец света! Армагеддон!  Строй  из сотен и тысяч самолетов  ломал психику  гражданского населения, способность к сопротивлению  у солдат.  В этих расчетах американские стратеги преуспели.  Немецкая авиация  не  помышляла  даже приблизиться к армаде не то, что принять бой.

                                           «Френтик –II». Опять встреча, тожества, кино, танцы…

 Асы Геринга наносят ответный удар

   Обычно  гитлеровские штабы, зная, что бомбардировщики должны возвращаться на свои базы примерно тем же путем, концентрируют в этом районе крупные силы истребителей, которые сбивают главным образом те самолеты, которые получили какие-либо повреждения в результате обстрела зенитной артиллерии. А  на этот раз самолеты бражировали вхолостую.  Фронтовые немецкие  штабы терялись в догадках «Куда делась армада?».  Из рейха пришел приказ «Наказать!». Везение на войне много значит, а невезение еще больше.    Немцам случайно удалось сбить несколько самолетов и среди них находился фотограф, который вез отчет в снимках о пребывании американцев в Полтаве.  Специалисты без особого труда поняли куда исчезла американская армада и где именно она приземлилась.    Фашисты не спешили.    Ответный удар следовало нанести   неожиданно и сокрушительно.   

 Летчик, с исторической фамилией Мюллер, преследовал  противника, во время « Френтик II» умело скрываясь за облаками, тучками,  набирая немыслимую высоту.   Ему удалось  выследить место приземления и даже сфотографировать.  И когда начальнику штаба немецкой авиадивизии легли на стол свежие фотографии, то у него от  радостного возбуждения задрожали  икры ног, затрепетало сердце.  Началась тщательно продуманная,  основательная, качества присущие немцам,  подготовка операции. Здесь не место описывать технологию,  приведем факты.  Ровно  в полночь  первая  группа  самолетов-прокладчиков маршрута ("следопытов"), отыскивавших, обозначавших и подсвечивавших объекты удара   оказалась над целью и сбросила осветительные бомбы,   вторая специальная группа,  вывела из строя  прожектора, третья группа    добавила осветительных бомб  и аэродром оказался как на картинке, а  фашистские  самолеты – невидимы.   В это время подлетели основные силы и,   эскадрилья за эскадрильей, в идеальном порядке принялись сбрасывать бомбы и расстреливать из пулеметов.  В конце ударная группа сбросила специальные  мины, которые взрывались от мельчайшего прикосновения, прошлись пулеметами и  ровно в два часа ночи  пересекла границу под покровом ночи, не потеряв ни одной машины.  Налёт продолжался 1 час 40 минут. В нём приняли участие 120 самолётов люфтваффе. Операция  возможно самая эффективная за всю Вторую Мировую. Кстати, за ее выполнение на действующих лиц не посыпался град наград.  44 год, не до наград! Нельзя не сказать о том, что  наши ПВО бездействовали.    Зенитчики стреляли в темноту,истребители в ночи оказались бесполезными.

 

«Железо можно  воспроизвести, а людей не воскресишь»

Утро осветило печальную картину:  догорающие остовы самолетов, разбомбленная взлетная полоса, поврежденное летное поле,  разрушенные ангары, подсобные помещения.

 

 А  вот   потерь в  живой силе почти не было, аэродромы Пирятина и Миргорода  не пострадали, вследствие тумана.  Большие жертвы понесли   зенитчики, которые лишились управления и целеуказания, но продолжали стоять у орудий и вести стрельбу.  Тогда же произошли  события, показывающие насколько разные цивилизации находились на аэродромах Полтавы, Пирятина, Миргорода.   Наши командиры погнали солдат спасать ценное оборудование: снимать с самолетов пулеметы, новейшие прицелы для бомбометания, электронику. Очень много солдат подрывалось, гибло, становились калеками. Немцы просчитали действия наших командиров. Американцы    недоуменно разводили руками: «железо произвести можно, а вот людей не воскресишь».

Разбор полетов

В Полтаве американская стратегическая авиация понесла самые большие потери на земле за всю Вторую Мировую войну. После девяти месяцев трудных переговоров и доставки в Советский Союз всего необходимого, стоившей миллионы долларов и немалых усилий и  удач «Френтик I» и «Френтик II»  вдруг  колоссальный провал.  Проанализировав  катастрофическую неудачу, американцы высказали  свое мнение.  Тремя словами оно состояло в следующем. Причины потерь в слабости русской артиллерии,  в неподготовленности истребителей  к действиям в ночных условиях. И были правы. 

Наши  командиры,  так же предъявили претензии американцам в том, что они не  рассредоточили самолеты, не перегнали на другие аэродромы,  несмотря на предупреждения    о том, что замеченный немецкий самолет разведчик  принесет беду. И  то же были правы.

 Американцы предложили     усилить  охрану аэродромов   американскими  тяжелыми зенитными орудиями, а авиацию, эскадрильями  ночных истребителей   с радиолокационными установками, а также некоторого количества тяжелого зенитного оружия,   управляемого при помощи самого последнего типа радиолокационных установок.  Предложения разумные, однако, они требовали увеличения численности американских солдат и офицеров до 8900 человек, на что русские  командиры знали, Сталин не пойдет.

 Что  немцу хорошо, то русскому смерть и… американцу  то же

     Генералиссимус не разрешил увеличить контингент американских  военнослужащих в Полтаве. Чего он опасался? В литературе некоторые авторитетные  исследовали, упорно придерживаются мнения о том, что  Сталин боялся держать у себя в тылу чужую крупную вооруженную группировку. Согласится с этим  мы не можем. Во первых,  численность 9000 не крупная  военная сила, будь она даже в десять раз больше, никакой угрозы для многомиллионной Советской армии не представляла. Во-вторых, это были не сухопутные  силы с танками, артиллерией, минометами, а в большей части обслуживающий  персонал: техники, инженеры, рабочие, санитары, повара.  В третьих, это были наши союзники.  Скорее всего  наше руководство страшилось общения. И пока шли переговоры произошли события  укоротившие время существования авиабазы. Во первых, фронт отодвинулся от Полтавы на Запад и она потеряла выгодное стратегическое положение, во вторых,  союзники получили территории в Европе для размещения авиации, в третьих обнаружились новые трения между США и СССР. В Польше  Армия Крайова,   подняла восстание  и просила помочь вооружениями, боеприпасами.   Доставить требуемое можно было только воздушным путем, взлетев с аэродрома Полтавы, на что    Сталин согласие не давал, закладывая «мину длительного действия» на отношения русских и поляков.

 В почти безвыходной ситуации,  американцы предложили использовать  аэродромы Полтавы, Пирятина и Миргорода только истребителями. И   «Френтик» продолжился. Однако, размер и эффект уже были не те.  Фашисты добились своего. Не зря говориться: «Что немцу хорошо, то русскому смерть». Здесь следует добавить «… и американцу тоже».

Эпилог

В общей сложности авиабаза в Полтаве просуществовала около года. Военные обеих стран  щедро делились секретами. Русские передавали представителям ВВС США карту с аэродромной сетью в прифронтовой полосе, учебные фильмы по воздушному бою, ознакомили их с советскими тяжёлыми бомбардировщиками, разведданными, добываемым воздушной и радиоразведкой, протоколами допросов пленных немецких лётчиков.   

Американцы, со своей стороны,    показали Красной Армии некоторые секретные образцы вооружений;  подарили последнюю новинку бомбардировочный прицел «Норден», пригласили специалистов осмотреть новейший самолет В-17,  предложили  послать двух наших офицеров в американские фоторазведывательные авиационные части, расположенные в Англии для изучения американского опыта авиафоторазведывательной службы и техники фоторазведки; ознакомили на практике с организацией и проведением американской авиацией воздушных бомбардировочных операций и т.д.

                       Суперсовременная машина Второй Мировой -В-17

Особо отметим, важнейшую деталь, которая многое или даже все объяснит в дальнейшем.  В памяти советских людей американцы остались людьми добрыми, отзывчивыми, порядочными. И американцы неоднократно отмечали доброжелательность русских людей по отношению к союзникам. Приведу только один факт. Покидая Полтаву, американцы оставили  все высокотехнологичное  оборудование, приборы, средства связи, на электронной базе, которые еще СССР не производил, но в которых остро нуждалась Красная Армия.

Автор изучил массу  воспоминаний участников,    описываемых событий, и во всех из них только прекрасные отзывы и комплименты.   Жаль, что  «холодная» война  постаралась вычеркнуть  из памяти русских и американцев  столь нужные и  правдивые факты.

Так  какие страницы занимает Полтава в томах истории Второй Мировой войны?

Полтава – первый и единственный случай,  когда русские и американцы работали, воевали и отдыхали вместе.

Полтава показала, что простые работяги и  рядовые солдаты, старшины и офицеры и даже генералы с советской и капиталистической страны  могут прекрасно  относится друг к другу и профессионально взаимодействовать на пользу  своим  народам. 

Полтава приблизила окончание войны и сохранила  тысячи жизни советских солдат.

Дискутируя о предоставлении американцам перевалочной базы в Ульяновске, надо  понимать, что речь идет о сохранении  так же  драгоценных жизней русских парней.

Примечание. Называемую 169 авиабазу, нельзя называть иностранной. Так же как и перевалочный пункт в Ульяновске не соответствует сущности  авиабазы.

 

                                                                                      Леонид Кислан